Новости

Все новинки: аудио (программные и аппаратные средства), музыкальные инструменты

Обзоры и статьи

Обзоры аудиооборудования и программного обеспечения, тест-драйвы, статьи

История музыкальных технологий

Легендарные инструменты и их создатели

Музыка и музыканты

О музыке и музыкантах с точки зрения технологии и творчества

Аппаратные средства

Аппаратные средства для записи, обработки и сведения звука (процессоры эффектов, аудиоинтерфейсы, микрофоны и т.д.)

Home » История музыкальных технологий, Музыка и музыканты, Обзоры и статьи

Jean Michel Jarre: Живой кислород

Добавлено на 01/10/2008 – 18:33

Мало кто сумел повлиять на ход развития современной музыки в столь значительной степени, как французский музыкант Жан-Мишель Жарр. Ему удалось поднять популярность электронных инструментальных композиций до уровня, который ранее был доступен только ведущим рок-артистам. Именно он изменил расклад сил в популярной музыке и вывел стили «электроника» и «нью-эйдж» в разряд жанров, способных собирать стадионы, потеснив тем самым традиционно главенствующую в этой области рок-музыку.

Сейчас уже трудно представить, но в те годы, которые предшествовали выходу альбома «Oxygene» электронная музыка считалась не просто некоммерческой (или, как сейчас принято говорить, «неформатной»), но и, фактически, вообще не воспринималась большей частью публики именно как музыка. И это происходило в те времена, когда такие известные разработчики синтезаторов, как Боб Муг, Дон Букла и другие, уже представили на суд музыкальной общественности свои первые инструменты. Этих людей от всемирной славы на тот момент отделяло не более пары-тройки лет, но пока их творения, равно как и электронная музыка, воспринимались в основном как «лабораторное» оборудование, далекое от сцены и широкой популярности.

Пытаясь исправить эту ситуацию, некоторые музыканты делали попытки популяризировать электронную музыку (и заодно инструменты, на которых она создавалась) путем выпуска пластинок с записями известных композиций, сыгранных на синтезаторах. Первый такой прорыв совершила Уэнди Карлос, которая на модульном синтезаторе Moog записала альбом «Switched-On Bach», представлявший собой электронную интерпретацию произведений Иоганна Себастьяна Баха. Альбом был встречен с интересом и прогремел гораздо более, чем можно было ожидать, но до настоящей популярности и собственно рождения стиля «электроника» было еще далеко.

Человеком, который смог радикально изменить ситуацию, стал француз Жан-Мишель Жарр. Он был первым композитором, чьи произведения исполнялись в парижской Опере. Вообще его имя числится среди рекордсменов по многим позициям. Например, он был первым западным музыкантом, посетившим коммунистический Китай с гастрольной поездкой в начале 80-х годов. С точки зрения использования новых технологий Жарр также всегда находится на передовых позициях: он был одним из первых музыкантов, выпустивших альбом («Aero») в формате surround 5.1, а его DVD-диск «Oxygene: Live In Your Living Room» стал первым релизом, в котором новая используется 3D-технология, разработанная для новейшего поколения домашних кинотеатров.

Жарр: ранние годы

Жан-Мишель Андре Жарр родился 24 августа 1948 года в Лионе в семье французского композитора и дирижера Мориса Жарра (Maurice Jarre). Мать Жан-Мишеля звали Франсет Пежо (Francette Pejot). Фактически, мальчик уже с самого рождения был «приговорен» как к миру музыки, так и к миру электроники: помимо знаменитого отца, автора многих кино- и телевизионных саундтреков, у Жан-Мишеля имелся дед, Андре Жарр (Andre Jarre), который был изобретателем одной из первых в мире микшерных консолей, разработанной для радиостанции города Лиона. Кстати, именно Андре Жарр подарил Жан-Мишелю первый портативный проигрыватель (фонограф) Teppaz, который он собрал для внука собственноручно. Музыкальные гены, конечно же, Жан-Мишель унаследовал от отца, но развивать свой талант ему пришлось абсолютно самостоятельно: Морис Жарр уехал в Лос-Анджелес, когда сыну было всего пять лет, и с этого момента они практически не общались. Жан-Мишель — музыкант от рождения, сумевший добиться успеха без какой-либо протекции со стороны своего известного отца (по крайней мере, нет фактов, которые позволяли бы говорить о каком-либо участии Мориса Жарра в музыкальном воспитании сына).

В возрасте пяти лет Жан-Мишель начал брать уроки фортепиано, но старт был неудачным: ему попался педагог, который не сумел внушить своему ученику настоящей страсти к музыке. Более того, первому учителю удалось практически полностью отбить у мальчика желание научиться играть. Только через два года Жан-Мишелю удалось найти преподавателя, который возродил в будущей звезде электронной инструментальной музыки интерес к черным и белым клавишам. Вспоминая о тех временах, Жан-Мишель признается, что почти уже бросил занятия ненавистным фортепиано и слышать ничего не хотел об уроках музыки, как вдруг случайно обнаружил на местном «блошином рынке» удивительный инструмент, который представлял собой гибрид трубы и скрипки. Этот инструмент стимулировал в нем новую волну интереса к музыке.

Десятый день рождения Жан-Мишеля был ознаменован неожиданным и очень близким знакомством с джазовой музыкой. Семейный праздник отмечался в клубе «Le Chat-quipeche», хозяйкой которого была Мими Рикар (Mimi Ricard), близкая подруга матери Жан-Мишеля. Именно тогда он впервые услышал игру саксофонистов Джона Колтрейна и Арти Шеппа (Arthie Shepp), а также трубачей Дона Черри (Don Cherry) и Чета Бейкера (Chet Baker). Тот вечер стал поворотным моментом в судьбе Жан-Мишеля, пробудив в нем желание стать музыкантом и страсть к творческой свободе.

В школьные годы, которые Жан-Мишель провел в лицее Мишле (Lycee Michelet, парижский округ Vanves), он проявил себя достаточно непоседливым учеником. Он нередко сбегал с уроков, чтобы послушать музыкальные коллективы, выступавшие в клубах поблизости. В один из таких вечеров, после концерта группы Danny Logan And The Pirates, Жан-Мишель решил немедленно собрать собственный коллектив. Сказано — сделано, и группа под названием Mystere IV («Загадка номер IV») появилась на свет. Этот первый опыт дал ему очень много: группа выступала на сцене, Жан-Мишель сочинял музыку и посвящал своему проекту все свое время (в какой-то момент его матери даже пришлось конфисковать музыкальные инструменты, чтобы заставить сына вернуться к учебе). В те времена Жан-Мишель также сотрудничал с другим студентом своего лицея, Сержем Моати (Serge Moati), учившимся на несколько классов старше и участвовавшим в некоем театральном проекте.

Мать убедила Жан-Мишеля начать изучать гармонию, контрапункт и искусство фуги в Парижской консерватории у Жаннин Рюф (Jeannine Rueff). В то же самое время он изучал юриспруденцию и экономику. В итоге Жан-Мишель бросил занятия классической теорией и переключился на современную теорию музыки. Затем последовал период экспериментов и творчества, поиска своего музыкального «я». Жарр участвовал в нескольких музыкальных проектах и даже записал альбом «Deserted Palace», в который вошли электронные композиции, исполненные на синтезаторах, джинглы и музыка для балета. Дебютный альбом вышел на лейбле Франсиса Дрейфуса (Francis Dreyfus, на тот момент главы фирмы Disques Motors, позднее переименованной в Disques Dreyfus) — том самом лейбле, которому спустя несколько лет предстояло «открыть» Жарра как звезду первой величины в области электронной музыки.

В 1974 году Жан-Мишель познакомился с Мишелем Жисом (Michel Geiss), которому было суждено сыграть важнейшую роль в его творчестве и музыкальной карьере. Мишель Жис разработал для Жарра такие инструменты, как Matrisequencer и Rythmi-Computer.

Пьер Шеффер и GRM

Жан-Мишель с большим уважением отзывается о Пьере Шеффере, изобретателе «конкретной музыки» (musique concrete) и основателе Группы Музыкальных Исследований (Groupe de Recherches Musicales, сокращенно GRM). Он называет Шеффера своим учителем и наставником, который в огромной мере повлиял на его музыкальную карьеру.

jmj_70s«Я начал заниматься электронной музыкой в 60-е годы, когда был еще студентом, — рассказывает Жан-Мишель. — По моему мнению, Пьер Шеффер — отец всех нас, музыкантов-«электронщиков». Он создал абсолютно все. Он был первым, кто сказал, что музыка состоит не из нот, а из звуков и шумов. Еще в 40-е годы он изобрел все, что только можно. Он делал лупы из фонограмм задолго до того, как появились ленточные магнитофоны; он первым использовал задержку и реверсировал звуки. Когда я у него учился, мы занимались всеми этими вещами — закольцовывали ленту, подавали сигнал с одного магнитофона на другой и создавали длинную задержку».

Это действительно была серьезная и увлекательная работа, которая выполнялась настоящими энтузиастами своего дела. В лабораториях GRM создавались эксперименты, многие из которых опередили свое время на несколько десятков лет. Именно в этом учебном заведении Жарр научился работать с синтезаторами, в том числе с EMS VCS 3 — инструменте, которому «Oxygene» в первую очередь обязан своим саундом. «В те времена я работал в студиях, в которых было установлено не менее двух десятков громкоговорителей, — продолжает Жан-Мишель. — Они находились на стенах и над головой. Получалось множество монофонических каналов, которые окружали тебя со всех сторон».

«Oxygene»

oxygene 80wКонцепция «Oxygene» сложилась у Жан-Мишеля под впечатлением картины художника Мишеля Гранже (Michel Granger). На ней изображена планета Земля с частично сорванной оболочкой, под которой обнаруживается череп. Жан-Мишель получил согласие художника на использование картины в качестве обложки для своего альбома. Гранже также рисовал обложки его следующих альбомов, в том числе «Equinoxe», «Rendez-Vous» и «Chronologie».

Работа над альбомом «Oxygene» продолжалась восемь месяцев. Жан-Мишель устроил студию на кухне в своей квартире, где установил аналоговые синтезаторы и 8-канальный магнитофон, педали эффектов и другое оборудование. Выпуск альбома был сопряжен с определенными
трудностями: Жан-Мишелю никак не удавалось найти лейбл, который согласился бы его издать, поскольку на альбоме отсутствовал вокал, а треки не имели ярких названий, только нумерацию римскими цифрами. Наконец Жарр нашел фирму, которая согласилась издать его альбом. Это была Disques Motors (впоследствии Disques Dreyfus). Ее руководитель Франсис Дрейфус победил свой скептицизм по поводу возможности коммерческого успеха для этого альбома и напечатал тираж 50 тысяч копий. И не прогадал: исходный тираж «Oxygene» разошелся полностью, а общее число проданных копий с тех пор и по настоящее время составило 15 миллионов экземпляров.

После выхода «Oxygene» Жан-Мишель выпустил полтора десятка студийных альбомов и столько же концертных пластинок и сборников. Среди них было немало ярких хитов, а «Equinoxe», вышедший следом после «Oxygene», не только не уступает своему предшественнику ни по концептуальности, ни по музыкальности, но и, пожалуй, является даже более целостным произведением, в котором мастерство французского музыканта достигло настоящих вершин.


Текст Елены Степановой

Журнал: «In/Out — техника в шоу-бизнесе» № 64 (№ 3, 2008)
Рубрика: Кто, что, где, когда


© Елена Степанова, 2008

Обсуждение в соцсетях:

Tags: , ,