Научные публикации
Обзоры и статьи

Обзоры аудиооборудования и программного обеспечения, тест-драйвы, статьи

История музыкальных технологий

Легендарные инструменты и их создатели

Музыка и музыканты

О музыке и музыкантах с точки зрения технологии и творчества

Архив учебных курсов
Главная » Музыка и музыканты, Обзоры и статьи

Майк Олдфилд о студии и о себе

Автор: Дата: 01/07/2008 – 21:33

Имя английского композитора и музыканта Майка Олдфилда известно всем, кто любит рок с приставкой «прогрессив» и «арт», нью-эйдж и электронную музыку. Его первый альбом «Tubular Bells», вышедший в 1973 году на только что созданном лейбле «Virgin Records», моментально привлек к себе всеобщее внимание и существенно расширил существовавшие на тот момент представления о концептуальной инструментальной музыке. Альбом был записан в студии «Manor», принадлежавшей владельцу «Virgin Records» Ричарду Брэнсону (Richard Branson). Во время записи «Tubular Bells» Майк Олдфилд сыграл на более чем двадцати различных инструментах. С тех пор слава мультиинструменталиста неотступно следует за ним.

Один из музыкальных журналов назвал его «мастером тысячи наложений». На самом деле наложений было куда больше: во время записи одного только «Tubular Bells» было использовано более 2300 фрагментов магнитофонных записей (помимо игры самого Майка на всех инструментах). В наше время этим никого не удивишь, но в те времена, в начале 70-х, это было чем-то неслыханно смелым как в технологическом, так и в музыкальном плане (если не принимать в расчет ранние опыты музыкантов-концептуалистов, в том числе Карлхайнца Штокгаузена, которые редко выходили за рамки узкого круга поклонников специфического жанра — «электроакустической музыки»).

Как же работает «музыкальный алхимик» Майк Олдфилд в наши дни? Что представляет собой его домашняя студия? Как изменились его методы работы по сравнению с теми, что он применял в начале своей карьеры?

Сольный жанр

Майк не учился в музыкальной школе или колледже — он научился исполнять и писать музыку сам. Не обучался он и звукоинженерному делу — здесь, как и в музыке, им двигала мотивация к творчеству, и практическая работа дала ему больше, чем дали бы несколько лет учебы в техническом колледже. «Я слушал игру таких ребят, как John Renbourn и Bert Jansch, классических исполнителей, в том числе Julian Bream, гитаристов, игравших фламенко (Paco Pena и других), — рассказывает Майк, — и тоже захотел стать гитаристом. Я стремился научиться играть так же, как они. В процессе самостоятельного обучения мне удалось выработать технику, которая позволила мне начать писать собственную музыку. А потом я попал в студию звукозаписи, и на меня произвела огромное впечатление вся эта куча оборудования — микшерный пульт, электроника… Я захотел узнать, как все это работает. В студии «Manor» я наблюдал за звукоинженерами, а после того, как они уходили домой, я занимал их место и пытался работать самостоятельно».

Кем он себя считает в первую очередь — музыкантом, продюсером, композитором? Когда Майк только начинал, у него было четкое представление о том, что он хочет услышать, и он был готов пойти на любые издержки, чтобы воплотить свои идеи. Ему пришлось изучить профессию звукоинженера, так как для воплощения своих замыслов ему нужны были знания технологии. Затем он овладел навыками, необходимыми для продюсирования музыки. «Это произошло естественным путем. Я стал просиживать дни и ночи за микшерным пультом, стараясь получить наилучший микс. Я знаю, насколько сильно можно улучшить музыку в процессе сведения, и научился «играть» на пульте, буквально как на музыкальном инструменте. Я и сейчас могу так играть, несмотря на то, что в последнее время привык сводить музыку в компьютере, выставляя уровни и внося изменения параметров при помощи мыши». Таким образом, он не может назвать себя прежде всего композитором и поставить свою продюсерскую деятельность на второй план. Он просто рисовал задуманное звуковое полотно всеми доступными для него средствами, и если для этого было необходимо освоить нечто новое, то это его никогда не останавливало. «Впрочем, если уж честно, то в первую очередь я считаю себя гитаристом. Я начал играть на гитаре в очень раннем возрасте и до сих пор обожаю это занятие».


Эта статья и другие материалы доступны зарегистрированным пользователям учебного раздела сайта. http://student.1000tracks.ru/


«Tubular Bells»

«Tubular Bells» был первым альбомом Майка Олдфилда, началом его карьеры, его прорывом в музыку, его любимым детищем. Можно сказать, что «Оркестровые колокола» стали его основной жизненной и музыкальной концепцией: композитор неоднократно возвращался к теме «Tubular Bells», и в его дискографии можно насчитать несколько альбомов, вышедших под этим названием (с примечанием «II», «III» и т.д.) в период с 1992 по 2003 год. В том числе Майком была предпринята успешная попытка сведения «Tubular Bells» в формате surround и создания ремейка. В основе этого периодического возврата к прошлому лежит бесконечное стремление к совершенству и неудовлетворенность мастера результатами своего труда, пусть даже высоко оцененными многочисленными поклонниками и музыкальными критиками.

«Когда мы в свое время делали квадро-версию «Tubular Bells», то на самом деле это было вовсе не квадро, а такая странная система с фазовыми искажениями, — рассказывает Майк. — Мы пытались пересвести альбом, но в случае с «Tubular Bells» без автоматизации это абсолютно невозможно сделать, и нам пришлось отказаться от этой идеи. Мы тогда работали в студии «Abbey Road», и я попросил звукоинженера просто добавить задержку. Только спустя много времени, в моей студии, когда мы трудились над ремейком «Tubular Bells», мы сделали настоящий микс в формате 5.1 — и вот это было действительно хорошо сделано. Понятно, что на том этапе сведение уже было полностью автоматизировано. В начале альбома мы сделали своеобразную звуковую карусель: все звуки медленно кружили вокруг центра, получался некий круговорот, как будто ты слышишь это во сне или в грезах… Некоторые музыкальные обозреватели раскритиковали меня за этот прием, но он мне нравится».

Кстати, по поводу постоянно прогнозируемого роста популярности формата surround 5.1 Майк выражает пессимистические настроения. «Многие люди, покупая домашний кинотеатр, не используют дополнительные колонки, а даже если и подключают их сперва, то рано или поздно они все равно оказываются в чулане. Либо собака перегрызет кабель, либо ребенок споткнется об него — и лишние колонки убирают. Системы surround-звука представляют серьезный интерес только для серьезного аудиофила. Например, я привык слушать стерео с виртуальным центром, а отдельный центральный громкоговоритель меня сбивает с толку. Наверное, это происходит потому, что я не привык слушать музыку таким образом».

«На самом деле я не был полностью удовлетворен тем, как в свое время был записан и сведен «Tubular Bells», — продолжает Майк. — Он создавался в огромной спешке. В этом альбоме есть много мест, где присутствуют щелчки и шум сетевой наводки. Кое-где инструменты не
строят, кое-где есть ритмические ошибки, а сами колокола звучат с искажениями. Именно поэтому я позже делал ремейк, и ремейк получился отличным». Однако, несмотря на это, первый альбом пользуется популярностью до сих пор. Выходит так, что неточности и даже ошибки сведения классических альбомов имеют свой шарм. «Получается, что даже погрешности в настройке не имеют принципиального значения, — говорит Майк. — Важно, чтобы в музыке была сила и энергия, особенности стиля, которые придают характер музыке».

// конец фрагмента текста //

© Елена Степанова, 2008

[Опубликовано в журнале «In/Out — техника в шоу-бизнесе», 2008, № 2 (63).]

Обсуждение в соцсетях: